ИЗМЕНЕНИЕ – МГНОВЕНИЕ?

Жаннэ Летт и Дима Ровел

Ты меняешь очертанья свои

И птицей свободно летишь

Движения жизни полны,

Но крылья сжигают лучи”

 

Deftones “Change (In the house of files)”

 

Что такое метаморфозы? Как быстро они происходят? Могут ли завершаться? Молодые московские художники Жаннэ Лётт и Дима Ровел хотят понять, как способны меняться наши душа и тело, на совместной выставке фотографии и живописи "Metamorphose". Открытие состоялось 9 декабря в 19:00 в одном из московских баров.

 

Тебя встречает зажигательная атмосфера клуба: яркие огни, музыка диджея. Они, как обрамление, для энергичных работ двух авторов. С потолка, со стен на тебя смотрят фотографии раскованной Жаннэ. Она словно похожа на шаманку. Вся в ярких красках, колдует над тобой, то громко смеясь, то затихая, и смешивает в своем огромном котле разные эмоции. Здесь и безумие, и дикая радость, и боль.

Она хочет раскрыть свой яркий темперамент: сексуальность выражается с помощью сложных форм сюрреализма (направление в искусстве, которое сформировалось к началу 20-е гг. 20 в. во Франции и характеризуется использованием парадоксов и метафор – прим. авт).

 

Причудливые позы, части тела – ты как будто тихо прикасаешься к миру эротического, который стоит на грани. Или, может быть, у него нет границ? С одной стороны кажется, что он очень

контрастный: оттенки эмоций насыщены, плотны, с другой – прозрачный. Это как сосуд из стекла – в нем чистые эмоции и они, кажется, передаются тебе.
 

Жаннэ показывает чувственный образ современной женщины. Она рождается снова и снова в разных образах: то это маленькая хрупкая чертовка, игриво манящая к себе, то взрослая уверенная колдунья. Кажется, что она раскрывается полностью, но еще остается загадка.

 

“Для меня метаморфоза – это как “раскукливание”, когда ты из какой-то неприметной формы превращаешься во что-то значимое. Прямое значение – из гусеницы в бабочку, т.е. выход из тьмы на свет и наоборот в таком ярком формате” – говорит художница.

Рядом с ней – волшебник Дима Ровел. Он хочет воплотить в реальности свои фантасмагорические сны. Из души он берет детские страхи, представления – и перед нами другой, тонкий мир. Мы заглядываем туда и видим мальчика. Он рос в чреве искусства и теперь с криком появляется на свет. Это бунтарь и у него, похоже, свои правила. Мазки на картинах резкие, нервные – автор легко играет с красками и формами. "Доминиканский пьяница", "Андалузская тыква". Может быть, в них звучит порыв?

Потом он словно исчезает, уступает место более тонким переживаниям. Они сконцентрированы в глубоком синем, зелёном цветах на полотнах "Absinthe" и "Opus-4".

 

 

 

 

Это уже другие, более осознанные эксперименты со смыслами и оттенками. Через образы с тобой теперь откровенно

говорит повзрослевшний художник. Он рассуждает о своих изменениях, своем месте в жизни.

 

“Для меня метаморфоз в контексте данной выставки – это эволюция моих работ, т.е. я представил в ней как свои самые ранние картины, начиная с 2009 г. , и заканчивая “Абсентом”. Сейчас понимаю, что уже сформировался как художник, но продолжаю развиваться. Чем старше я становлюсь, тем больше меняется штрих, идея, меняется тон, он становится более глубоким. Можно проследить, как идеи ничего непонимающего ребенка, который берет кисть и просто рисует, превращаются в философию взрослого. Это я и преподношу в “Метаморфозе”, как и Жаннэ.

 

Художники смешивают вместе мужской и женские миры. Из эмоциональных переливов, неожиданных состояний они создают дикий коктейль под названием “вспышка-трансформ” (transform/transformation” – от английского “преобразование”, “трансформация”– прим. авт.). Он разноцветный, с переходящими формами, для кого-то то сладкий, для кого-то горький одновременно. Выпиваешь его – и все меняется в один миг. А разве может быть иначе, если это напиток из самой души?

 

Текст и фото: Наталия Пущинская

 

 

1